Моноклональные антитела к интерлейкину-6 облегчили течение тяжелого ковида

7 октября 2021
35

Российские медики из компании Biocad опубликовали результаты третьей фазы клинических испытаний применения моноклональных антител против интерлейкина-6 у больных с тяжелым течением ковида. Препарат значительно улучшил течение болезни — через месяц после его введения выписали 84,5 процента пациентов, а в группе, которая получила плацебо, выписали 55,3 процента больных. Результаты исследований опубликованы в Inflammation Research.

При тяжелом течении ковида иммунная система становится гиперактивной — в большом количестве высвобождаются интерфероны, интерлейкины и другие медиаторы воспаления. Такую гипервоспалительную реакцию называют цитокиновым штормом. При нем иммунная система атакует не только  возбудитель инфекции, но и поражает собственные клетки организма. Чтобы подавить воспаление больным ковидом назначают дексаметазон. Кроме этого, используют моноклональные антитела, которыми до пандемии лечили в основном аутоиммунные заболевания (например, ревматоидный артрит). ВОЗ в новых рекомендациях советует применять моноклональные антитела — блокаторы интерлейкина-6 — при тяжелом и критическом течении коронавирусной инфекции. 

Левилимаб — российский препарат моноклональных антител, блокирующих интерлейкин-6. В начале июня 2020 года Минздрав РФ по ускоренной процедуре зарегистрировал его для лечения тяжелой формы коронавирусной инфекции, а в октябре 2020 года Правительство РФ включило его в перечень жизненно необходимых лекарственных препаратов — государство обеспечивает доступность таких лекарств, регулируя цены на них.

29 сентября 2021 года российские медики под руководством Антона Луцкого (Anton A. Lutckii) из компании Biocad, разработавшей левилимаб, опубликовали результаты третьей фазы его клинических испытаний. Они проводились с апреля по август 2020 года с участием 206 пациентов с тяжелым течением коронавирусной пневмонии. Участников разделили на две равные группы: одной однократно подкожно ввели левилимаб в дозировке 324 миллиграмма, а другой — плацебо. Кроме этого, некоторым пациентам из обеих групп в случае ухудшения состояния вводили дополнительно 324 миллиграмма левилимаба. 

Состояние пациентов оценивали по семибальной шкале (где 1 — выписка, а 7 — смерть) через две недели после введения лекарства или плацебо. К этому времени 63,1 процента пациентов в группе, получившей левилимаб, и 42,7 процента больных в группе, получившей плацебо, стали лучше себя чувствовать (улучшение на 2 единицы по семибальной шкале, p = 0,0017). Через месяц 84,5 процента пациентов, принимавших левилимаб, выписали, а в группе плацебо таких людей было меньше — 55,3 процента (p < 0,0001). В каждой группе умерло по 4 пациента. 

Побочные реакции наблюдали у 27,2 процента участников из группы, получавшей левилимаб, и у 23,8 процента участников из группы плацебо. Серьезные побочные реакции (повышение давления, нарушения биохимических показателей крови) зарегистрировали у 9,7 процента участников, которым ввели препарат, и у 6,9 процента людей, получивших плацебо.

Авторы работы заключили, что левилимаб сократил период течения болезни, способствовал быстрому отказу от искусственной вентиляции легких, а также ускорил выписку из стационара.